Menu
Задать вопрос

8-901-117-11-11
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Страшная эта штука Созависимость

По уровню сложности лечения ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СОЗАВИСИМОСТЬ приравнивается к лечению онкологических заболеваний

«Вы узнаете о том, что вы являетесь созависимым, если в момент смерти перед вами промелькнет чья-то другая жизнь». Мне бы не хотелось , чтоб эта шутка была правдой моей жизни.        

Когда я остро осознала, что я созависимая? Знать то я знала, а осознала и прочувствовала что такое созависимость в мае этого года. Какая работа явилась причиной этого, я не могу сказать, скорее всего, много тренингов, которые были в  апреле и мае. Биосинтез Девида Боаделлы, где я осознала, что я позволяю нарушать свои границы и совсем не могу их отстаивать. Потом тренинг по биоэнергетическому анализу А. Лоуэна, где прошла глубинная работа по моим взаимоотношениям с папой, мамой и моим мужчиной, с которым я рассталась полтора года назад. И в завершении всего десятидневный интенсив по "Нео-райхианской работе", завершил процесс осознаваний. Видимо глубокой психологической работы было очень много, запустилось много глубинных процессов, что даже тело не справилось и заболело на две недели. И вот после этого,  понимание и осознание, что в основе всего лежит моя созависимость, созависимые отношения во всех сферах моей жизни.

Понять, что я созависимая и всю сознательную жизнь  была созависимой, тяжело, это значит признаться себе, что в течение всей своей жизни я не построила ни одних здоровых отношений, ни с кем, ни с родными, ни с друзьями, ни с партнерами, ни со своим руководством, ни с коллегами. Приняла ли я это сейчас? Думаю, что частично да… Полного принятия пока нет, этот процесс долгий и постепенный. Бывает, что вдруг приходит озарение в каком-то вопросе, но с созависимостью так не бывает, ее принимаешь постепенно, постепенно сталкиваясь в жизни с людьми и ситуациями понимаешь, что вот опять выстраиваешь созависимые отношения, и делаешь шажок к принятию.

Я продолжаю работать над тем, чтоб принять свое бессилие перед моей этой страшной психологической болезнью - созависимостью.

На сегодняшний день созависимость – это общественная и эволюционная проблема, с которой в определенный момент сталкивается почти каждый из нас, поэтому нет повода испытывать позор или стыд из-за наличия проблем с созависимостью. Если посмотреть на ситуацию с эволюционной точки зрения, то необходимости полагать себя больным и испытывать по этому поводу тревогу или беспомощность нет. Признание того, что созависимые проблемы являют собой благоприятную возможность для персонального роста и раскрытия своей сущности, помогает  освободиться от общественных и семейных моделей поведения, препятствующих истинному развитию на уровне души!

Нам хорошо известно, что созависимые это те люди, у которых химически зависимые члены семьи (родители, дети, супруги, братья, сестры). Химическая зависимость, это алкогольная, наркотическая зависимость. Так же к зависимости относится и другие зависимости, когда человек не может управлять своим поведением в части своей зависимости (игромания, компьютеры, еда и др.). Даже не надейтесь, что у Вас нет созависимости, если в вашей семье хоть один член семьи зависимый, то вы точно страдаете созависимостью. В следующей статье я напишу тест, по которому можно определить созависимый вы человек или нет. Но причина созависимости у общества, это не только зависимые члены семьи.

Но Берри К. и Дженей Б. Уайнхолд в своей книге «Освобождение из ловушки созависимости» пишут, что созависимость у человека развивается в период между рождением и тремя годами жизни, когда у детей происходит завершение ряда важных процессов. Но главных два, подразумевают установление прочной связи (привязанности) между ребенком и матерью и психологическая сепарация (отделение) ребенка от родителей. Когда впервые полгода - год жизни, устанавливается прочная привязанность, тогда ребенок чувствует себя в  безопасности и готов к автономии для того, чтобы начинать исследовать пространство вокруг и окружающий мир. В возрасте от двух до трех лет  у ребенка завершается его психологическое рождение». В этот период ребенок отделяется от матери и отца и начинает учиться опираться на свою внутреннюю силу. Эти дети не ждут, что управлять их жизнью будет кто-то другой.

У ребенка, который успешно прошел период формирования прочной привязанности, и затем психологическое отделение от родителей формируется здоровое собственное «Я», благодаря которому он способен нести ответственность за поведение и свои поступки, он способен сопереживать, взаимодействует, управляет своими проявлениями агрессии, у него нормальная реакция на авторитет других людей, умеет выражать свои чувства словами, спокойно справляется со своими страхами и тревогой.

Когда ребенку не удается благополучно завершить эти два важных процесса, то он сохраняет  психологическую зависимость от других людей. Человек не способен руководствоваться собственным «Я», оно у него размыто, и не может быть эмоционально отделенным от других. Тогда он пытаются создать и выстраивать созависимые отношения с людьми. Цель таких отношений неосознанная - это установление прочной привязанности  посредством помощи извне.

Когда два взрослых психологически зависимых человека вступают в отношения друг с другом, они неосознанно стремятся к завершению своих ранних  детских процессов по установлению привязанности, то в этом случае у них возникает созависимость. В этих отношениях оба партнера пытаются воссоздать симбиотическую связь, подобно той, которая не возникла в раннем детстве у них с матерями. И две половинки двух совершенно разных людей, пытаются создать одного целого человека. Оба партнера, которые были лишены прочной привязанности к матери в раннем детстве, не способны чувствовать и действовать независимо от другого, они держатся друг за друга как приклеенные. Внимание каждого сосредоточено не на самом себе, а на другом. И каждый из них ждет и надеется, что его партнер даст ему то, чего не было у них в раннем детстве: прочную привязанность и близость.

Такие отношения не могут развиваться, их цель, не осознанная и не может быть выражена словами. Каждый ждет, что другой осуществит необходимое развитие.

Но этого, как правило, не происходит, и они начинают пытаться контролировать друг друга, перекладывают вину в своих проблемах  друг на друга, рассчитывают, что его партнер всегда будет вести себя таким образом, чтобы способствовать их сближению, удовлетворению потребности в заботе, ласке и безусловной любви.

А так как каждый партнер сосредоточен не на себе, а на другом, оба не в состоянии уделять время, внимание и энергию себе и своему личному развитию. В созависимых отношениях всегда внимание на партнера, а не на свой личный внутренний мир.

Перед моими глазами, почти как говорят бывает перед смертью, промелькнули все созависимые отношения в моей жизни. Это тяжело осознать и принять. Разочарование, боль, гнев, злость, ярость, горечь, отвращение, ненависть, досада, сожаление, жалость, ужас, скорбь, тоска, все эти чувства полностью овладели мной. У меня произошел взрыв. Для меня явилось большой неожиданностью, что безобидное воспоминание вынет на поверхность глубокую боль.

Москва, вокзал, я в машине и смотрю на него стоящего рядом. Почему-то тогда я увидела его жалким и несчастным. Я смотрела на него с отвращением, мне было противно. Я знала, я уже решила, что уезжаю навсегда. Внутри меня все говорило, нет. Решение было принято раньше, несколько дней назад, еще в отпуске. «Это не мое, я не хочу в это ввязываться». Но ввязалась. Ввязалась, как все время ввязывалась и влипала в ненужные мне отношения. Который раз, один и тот же сценарий: «На меня обратили внимание, но, не дав себе времени и возможности почувствовать свое желание контакта с человеком, я позволяла втягивать меня в отношения, настойчиво, вопреки моему внутреннему чувству. Произошло то же самое. Я попыталась избегать взаимодействия, но состоялся разговор.. Что же он мне пообещал? Может ничего, я сама все пообещала себе, сработал паттерн, иллюзии и я опять в созависимых отношениях.

Два созависимых человека интуитивно чувствуют друг друга, они знают, что нужно им, и знают какой партнер в состоянии им это дать, что удовлетворит его  потребность в принятии его и безусловной любви, даст ласку и заботу.  Меня даже уговаривать не надо было, все изменилось моментально. И такая мука, увидеть всю цепь таких отношений за много лет. Одно и то же, из года в год, из отношений в отношения.

И осознание того, что на самом деле явилось двигателем этих отношений, для меня было полной неожиданностью. А что дальше? А дальше два созависимых человека, пытаются слиться в одно целое. У каждого свои ожидания от отношений и их совместной жизни. Я помню как мы оба друг друга обвиняли в том, что не получали от нашего союза. Я его, что он любит только себя и не заботится обо мне, а он меня, что я не оправдала его надежды.  «Демо версия» наших отношений обещала много счастья, а в жизни все сложилось по-другому. Сейчас конечно я понимаю, что без осознания того, что мы оба созависимые, наши отношения изначально были обречены на провал.

Избавилась ли я от созависимости сейчас? Частично да, шаг за шагом я иду по пути избавления от эмоциональной зависимости в отношениях. Когда я раньше задавала себе вопрос, люблю ли я человека, с которым живу, я не могла на него ответить, теперь понимаю, что это была не любовь, а созависимость. Без человека оставаться невыносимо больно и тяжело, жизнь без него не представляла себе. А когда с ним тоже плохо. А почему плохо? Плохо от того, что к своему партнеру, любимому человеку не относишься как к свободной и независимой личности, его воспринимаешь только как часть себя. А эта часть тебе непонятна, ведет себя как хочет. Когда мы расстались, у меня было ощущение, что с собой он забрал мою жизнь. Во мне не осталось ни капли жизни, невозможно дышать, двигаться, куда-то стремиться, делать дела, развиваться. Все только вместе и для него. Но для себя никак делать это было не возможно. Я ходила как овощ, который ест, пьет, спит, но ничего не может, не чувствует, не делает.

Первые шаги были сделаны еще в 2011 году. Тогда, на уровне интуиции я понимала, что все, так больше жить нельзя, надо все менять, я начала отделяться от взрослого сына и мамы. Мой смысл жизни был мой сын и мама. Казалась, что другого смысла просто не может быть. Я не могла жить для себя, я не получала удовольствие от жизни для себя. Я все выстраивала только ради них, потом ради любимого мужчины. А быть рядом с любимыми людьми как здоровая личность отдельно я не могла. Все гениальное просто, но прийти к простому, иногда требуется чья-то помощь извне.

Тогда в 2011году я еще не была готова к своей внутренней свободе от эмоционально созависимых отношений, не успев отделиться от родных, я тут же нырнула в другие созависимые отношения с любимым человеком. Которые в муках для обоих длились почти два года.

Что происходит с моим  созависимым отношением к нему? Сейчас, когда я начинаю чувствовать сильную потребность быть с ним опять рядом, я разворачиваюсь к себе лицом и задаю вопрос: что ты сейчас чувствуешь? И стараюсь не только прочувствовать все чувства, которые мной овладевают, но и обязательно их распознать и назвать. Я стараюсь ощущать всем телом свою потребность и огромное желание в слиянии с ним. Но понимая, что это дорога в никуда, я потихонечку отпускаю и принимаю неизбежное, все то, что я не могу изменить. Созависимый человек не понимает, что он созависимый, он обманывает себя, внутренний голос всегда говорит ему, что все это он делает из-за человеколюбия, а не, потому что это надо только ему. Не понимает, что он не может ничего изменить, он продолжает рыть, стараться, бороться, делает все, даже то, что не может, чтобы изменить ситуацию и опять слиться. Зачем бороться с ветряными мельницами и тратить на это жизнь? В созависимости всегда борьба идет с ветряными мельницами.

У созависимого человека очень много страхов. Первый мой страх – это разделение, мысль о том, что мы расстанемся с любимым мужчиной, была страшна, меня колотило от этого по ночам, и я каждый день рыдала по ночам в другой комнате. Мысль о том, что сын со своей семьей будет жить отдельно, и я не буду контролировать их благополучную жизнь, оберегать его от снохи меня приводила в исступление, я не понимала, а чем же тогда мне заниматься, терялся смысл моей жизни. Мысль одиночества приводила в ужас, я была готова бежать хоть к кому, лишь бы опять найти человека с кем буду чувствовать себя уверенно и безопасно. Когда мой психолог задал мне вопрос, какого партнера я хотела бы встретить, я описала мужчину играющего со мной роль папы. Мне нужен папа, чтобы он дал мне прочную привязанность и близость. Мною двигала потребность ребенка, у которого этот процесс так и не свершился в детстве.

В отношении своего мужчины я все реже стала думать, что как бы ему было хорошо, если бы мы были с ним еще вместе, как бы он мог продвинуться в работе над собой, столько знаний у меня есть, которыми я с ним поделилась бы, как бы я ему помогала, поддерживала, советовала. Еще год назад, у меня было много сожаления и боли от того, что он или скорее я потеряла такую возможность дальше проживать его жизнь. Мое желание бежать к нему и делать для него все, что  в моих силах сделать, стал все реже и реже у меня прослеживаться. А когда импульс срабатывает, сначала я задаю себе вопросы: «а зачем мне это надо? Что я хочу получить в ответ на свое действие? а ему это надо?», и провокации на контакт с моей стороны не происходит. Иногда я думаю, что это уже не важно,  и делать это не нужно, прошло много времени. А все чаще и чаще я осознаю, что вот сейчас это поведение не здорового человека, это поведение созависимого.

И нет никакого смысла долбиться в дверь в никуда, за которой - стена. Нельзя насильно помочь человеку. Теперь я знаю точно, что когда я хочу кому-то помочь или дать совет, то это нужно не тому человеку, а мне, это я делаю для себя, для того, чтобы быть нужной, заниматься чьей-то жизнью, проблемами, чтоб дать себе шанс опять кому-то понравиться и с кем-то сблизиться. Чтоб показать себя «в лучшем свете, понравиться».

Пойти навстречу своим страхи и тревогам, нужно иметь много мужества. Сейчас я знаю, что надо идти вперед дальше, даже когда сковывает страх,  это победа, а за победой внутренняя свобода от созависимости. И сделать я могу это только сама, когда мне тяжело, то я обращаюсь за поддержкой к своему психотерапевту или близким людям. Постепенно я меняюсь, со мной меняется моя семья, меняется мой сын, он тоже начинает жить свободнее и спокойнее. Меняется его поведение, отношение к жизни и ко мне. Изменить, возможно, все, но для этого нужно самому сильно этого хотеть.

Жизнь в созависимоти, это очень большое напряжение. Ты никогда не можешь расслабиться. Во первых ты все время кому-то нужен, и тебе надо бежать и что-то делать для других. Второе, это всегда надо стараться для всех быть лучшим, чтобы у тебя всегда была возможность иметь слияние в контакте. Я выбрала все-таки быть собой и проживать свою жизнь.

Любые отношения — это либо совместное развитие, либо совместная деградация. Когда один партнер уходит вперед, а другой остается стоять на месте — люди расходятся. От этого закона никуда не деться. Я очень хорошо помню первый свой шаг навстречу к себе. Это был ноябрь 2012 года, в тот день пошел сильный снег, была аномальная погода, когда вечером после всех дел я поехала в деревню к нему, 60 км от города. Я выехала из дому, и через один километр я вставал в пробку, которая возникла из-за снегопада. Я простояла в ней 40 минут, и поняла, что до деревни мне доехать не удастся,  а если это и получится, то длиться моя поездка может часа четыре, а может быть и больше, да еще и с большими рисками для моей жизни. И я развернулась и вернулась к маме и сыну. Я не знаю, как отреагировал тогда мой мужчина, но предполагаю, что был очень недоволен. Я думаю, что тогда он почувствовал, что во мне что-то изменилось. Мой психотерапевт сказал мне, что у нас было очень сильное слияние, не выдержав этого, он ушел в отношения, где это слияние слабее. Но, интуиция мне подсказывает, что он ушел от того, что начало ослабевать слияние.

Потом расставание, было ощущение, что меня отрезали от него ножом. Мысли о нем, мысли о нас, иллюзии, боль, опять мысли. Так эмоционально болезненно было без него. Мне было очень тяжело от того, что произошло расставание. А еще нужно было начинать самой выстраивать свою отдельную, независимую жизнь, и для себя! Это для созависимого человека полный кошмар. Делать для себя, для себя любимого и не жить для кого-то. Как? Как такое возможно? Ты слеп, ты не видишь пути движения!

В это же время уже шел процесс освобождения из созависимых отношений с сыном. Потихоньку, шаг за шагом. Иногда для меня было невыносимо тяжело переживать то, что происходило в наших отношениях. Мой смысл жизни рухнул. Он рассыпался на мелкие кусочки, которые даже невозможно склеить. Два любимых мужчины, два смысла, две мои жизни. Как без этих жизней моя жизнь может продолжаться… Я не могла. Одна мысль, все время приходила в голову, какое облегчение бы я испытала, если бы все закончилось.

Вспоминая период жизни с 2011 до осени 2013, мне иногда становится страшно, как же я его пережила.. Я до сих пор вспоминаю о нем, как о страшном сне. Я не осознавала, что я сделала этот шаг навстречу к себе, а мои близкие, просто не были к этому готовы. Они не готовы были что-то менять в отношениях, они искренне этого не хотели. Этот период жизни для меня был самым сложным. Сложным потому что процессы изменений начались, а я еще тормозила и оставалась в глубокой созависимости. Это был неизбежный процесс на пути моего выздоровления. 

С сыном мы постепенно двигаемся к здоровым отношениям, процессы и у меня и у него еще длятся, по-разному бывает, бывает очень спокойно и хорошо, а бывает очень страшно и тяжело. Но наконец, он вышел на финишную прямую и переходит в завершающую стадию. Мы оба уже настолько устали от наших созависимых отношений, от полного слияния, что мы уже оба хотим, наконец, разъединиться, стать независимыми эмоционально друг от друга, быть каждый собой и жить своей жизнью.

С любимым мужчиной процесс тоже завершается. Я наблюдаю за своими чувствами, эмоциями, как иногда они качаются как маятник. Моментом освобождения от своей зависимости к нему, я смогу считать, когда приму неизбежное расставание, а не буду уже больше цепляться за свои иллюзии. Тогда все это уйдет из моей жизни, из моей души из моего тела.

Процесс принятия достаточно тяжелый. Принять то, что мы уже не вместе, принять то, что мы уже никогда не будем вместе, принять то, что наши отношения были созависимыми, принять то, что в них была созависимость, а не любовь друг к другу. Мне тяжело. Иногда я ныряю в свои чувства, которые полностью меня поглощают боль, раскаяние, сожаление, горечь, злость, ненависть, досада, обида, разочарование, жалость, страх, огорчение, уныние, печаль, тоска, горе и  завязывает этот букет принятие. Принятие тяжелое чувство, иногда они как облегчение, а иногда это большой камень правды. И его надо как-то принять и уложить в себя.

Что я делаю в этот момент? Я просто чувствую, если мне хочется кричать от боли - кричу, если есть слезы – плачу, реву, я стараюсь оставаться в контакте с собой,  проживаю, проживаю и проживаю. Частичку за частичкой я отпускаю и принимаю. Я очень восхищаюсь работами В. Райха, который связал тело и психику. Когда меня накрывает мое страдание, мне помогают его техники, которые он разработал, по освобождению тела, от старой боли и душе становится легче. Конечно картинки из нашей жизни, счастливые моменты, его образ будут еще какое-то время всплывать из моей памяти, и болезненные чувства тоже будут приходить, но работая над собой и двигаясь в развитии своей внутренней тишины, радости и счастья. И это я проживаю все больше и чаще.

Иногда мне кажется, что так счастлива как я была с ним, я уже никогда не буду в отношениях. Сожаление и сострадание, от того что больше никогда не будет такой любви которая у меня была к этому человеку, что это больше невозможно, оно уже никогда не будет таким ярким, открытым, всепоглощающим. Легкая грусть,  от того, что это прошлое, оно ушло.

Но откуда я могу это знать. Будущее – это же будущее, что оно принесет - неизвестно. Но я знаю одно, что счастье оно внутри тебя и не зависит от того, есть кто-то рядом с тобой или нет.

Путь выздоровления длинный, и двигаюсь по нему дальше. Иногда я веду себя как созависимая. Иногда мне удается оставаться в здоровой психологической позиции. Я знаю, где мои психологические границы и я научилась их отстаивать, спокойно, без конфликтов и взрывов.  Мне больше не страшно заявить о себе, о своих потребностях и желаниях. И они у меня есть. Если раньше моими желаниями были желания моих близких, то теперь есть только мои личные желания. Я умею отказывать, не беспокоясь о том, что я не оправдываю, чьих то ожиданий. Я больше не  стараюсь казаться и быть лучше, чем я есть, я стараюсь быть настоящей. Я стараюсь быть живой, чувствовать себя в моменте, отслеживать свои чувства и чувствовать их. Я научилась контролировать свои эмоции, и больше не взрываюсь на мелочи. А когда мне становится тяжело, и не хочу принимать неизбежное -  я молюсь: «Боже, дай мне силы, разум и душевный покой, принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу и мудрость отличить одно от другого».

«Понимание, что бессилие, конечно же, не означает слабость, а контроль не дает мне защиту, в которой я нуждаюсь. Проживая жизнь других,  я не позволяю себе жить своей жизнью. Я не Бог, чтоб оценивать других. А моя вера в мое всемогущество приносит мне боль. Я понимаю, что «старые пластинки» еще долго будут управлять мною. И я даю себе отчет в том, что мое представление о мире в стиле «белое - черное» или «правильное – не правильное» являются закостенелым и ограничивающим. Я каждую минуту сосредотачиваюсь на себе и на своей способности жить здесь и сейчас. Я чувствую влияние Высшей Силы на мою жизнь. Я начинаю ощущать свою ответственность. Я отпускаю то, что другие думают обо мне. Я даю отчет себе в том, что я уже взрослая и у меня всегда есть выбор. Я учусь находить у себя ответы на вопросы: Чего хочу Я? О чем думаю Я? Что чувствую Я? Я могу быть спокойной. Я могу пребывать в контакте с Высшей Силой. Я рада всем новым повседневным радостям. Я учусь пониманию, много получается, когда я прислушиваюсь к Высшей Силе. Я молюсь. Я записываю мысли и сны. Я признала то, что не должна принимать решения немедленно. Я даю себе время. Я узнаю, что не обязательно, чтобы мне нравились принимаемые мной решения. Я учусь подлинному достоинству и признанию, что у меня нет ответов на все вопросы. Я отпускаю контроль, я становлюсь более человечной, более живой и ощущающей реальность. Я обретаю мир и спокойствие. Я прихожу к ощущению свободы, к воодушевлению. Я стараюсь быть честной перед собой. Я развиваю в себе  истинное стремление заботы о себе и уважения к своей интуиции. Постепенно я прихожу к пониманию, что заботиться надо о себе. Уделять себе время, жить с вдохновением и достоинством. Пребывая в контакте с собой, я обретаю веру в то, что способна меняться. Я учусь распознавать свои страхи, а их очень много. Я начинаю признаваться себе, что я достойное и ценное творение».

Я помню, как в Санкт Петербурге на «Нео-райхианских пульсациях» во время выполнения одного интересного упражнения, у меня вдруг пришло глубокое понимание моего сна, который мне приснился за 10 дней до этого. Я поняла, что я все время контролировала себя,  заставляла быть лучшей и лучше, я делала невозможное, не для себя, а для других людей для того чтобы заслужить их любовь, признание. И какое неимоверное напряжение я испытывала практически всю свою жизнь пытаясь доказать,  всем начиная с мамы, что я хороший человек, я достойна любви, а потом всем окружающим, мужьям, любовникам, друзьям, работодателям, коллегам, подчиненным. Какое я испытала облегчение, осознав, что я такая, какая я есть, не лучше и не хуже, что я не могу быть меньше или больше чем я есть. И мне больше не надо никому ничего доказывать. Я просто есть! Я могу нравиться, могу не нравиться кому-то, и это совершенно не важно, нравлюсь я или нет. Если нравлюсь, я открыта к общению, искреннему и  любящему. Если нет,  то я не буду домогаться и добиваться взаимности от человека. Я позволю ему отстраниться от меня и не входить со мной в контакт.

А какую гордость я испытываю за каждую свою маленькую победу, когда я остаюсь собой независимо от ситуации, настоящей, и в контакте со своим Я. Я не допускаю вторжение в мою жизнь, в мои физические и психологические границы. Если это происходит, то я могу их спокойно отстаивать и без страха попросить человека их соблюдать. У меня нет чувства вины, когда я отвечаю, нет, не могу, не хочу. Без внутренних конфликтов и переживаний я ухожу из нездоровых отношений. Когда я не приношу себя в жертву, не манипулирую, не пытаясь человека переделать под себя. Я принимаю, что я не обязана оправдывать ничьих ожиданий, как никто не обязан оправдывать моих. Как я учусь чувствовать и распознавать свои чувства. Я начинаю чувствовать, что хочу Я! Я ставлю цели  и двигаюсь к ним, принимая помощь Высшей силы и учитывать препятствия. Как я вхожу в контакт со своим страхом, признаю его, и проживаю его, когда он берет надо мной вверх. Я больше не убегаю от себя. И дальше двигаюсь себе навстречу. В любом случае стараюсь сделать, хотя б маленький шаг дальше, вперед. Если мне тяжело, я останавливаюсь и даю себе время чтобы справиться с этим. За то, что не подгоняю себя. Не требую ничего от себя и не наказываю за ошибки. И если я оступаюсь, то делая выводы, стараюсь найти поддержку в себе. А потом опять маленькими шажками я двигаюсь дальше, вперед. Шаг з шагом, «step by spep», я двигаюсь к себе, к внутренней свободе и независимости от своих страхов, боли, гнева и созависимых отношений. Что я больше не боюсь чувств, от которых я когда-то спряталась в детстве, которые управляли мной и моей жизнью, что имею достаточно мужества и сил, встречаясь с ними,  чувствуя их и проживая.

И если я люблю, то я чувствую, что я люблю, если мне больно, то я чувствую свою боль, если страх сковывает меня, я чувствую его.

Благодаря этому происходят чудесные изменения в моей  жизни.

Понимание что я свободна, выбирать друзей, любовников, супругов. Я свободна, выбирать, сколько времени мне проводить с людьми, которых я не всегда могу выбрать, чтобы быть с ними рядом, например, родственников. Это моя жизнь. Вот она. Я могу решать, как я хочу проводить свои дни, часы. Я больше не отдаю себя в рабство. Я не в ловушке. И нет среди людей того, кто не имеет свободу выбора.

Настоящая любовь и здоровые отношения, для меня это: когда ты заботишься и о себе и о любимом человеке — не желая его изменить под себя и себя под него; любишь себя и его — оставляешь на свободе себя и его; принимаешь себя и его всерьез — ни к чему не принуждая ни себя, ни его; приходишь к нему — не навязывая себя; что-то даришь — не ожидая ничего в ответ; умеешь проститься с ним — не боясь его потерять навсегда; говорить с ним о своих чувствах — не возлагая на него за них ответственность; делиться с ним знаниями — не поучая его; радоваться ему такому, — какой он есть. 

Авторский сайт Елены Салиевой

При поддержке FlorianWeb