Menu
Задать вопрос

8-901-117-11-11
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Преодоление созависимости

Созависимые - это злые, враждебно настроенные, надоедливые и навязчивые люди. Любят контролировать жизнь близких, манипулируют другими, не общаются напрямую с людьми, разговаривают через третье лицо «позвони и скажи папе…..», способствуют формированию у других чувство вины. С созависимым человеком трудно жить. С этими людьми невозможно договориться, они имеют только свое мнение и больше ничье, не идут на компромиссы и согласие, в них много гнева, ненависть их переполняет. Они заблуждаются, считая, что могут удержать зависимого человека от употребления алкоголя или наркотика, пытаясь прятать или выливать спиртное и т.д. Они не управляют своими эмоциями, показывают свое отвращение и омерзение в отношении зависимого человека. Они хотят быть в курсе, что делает зависимый человек, контролируя каждый его шаг или действие. Эти люди всегда тут как тут и готовы спасать всех от любых невзгод и несчастий. Созависимые не понимают самих себя, не могут понять зависимых, непонимание это  взаимно.

 Все созависимые постоянно поглощены другими людьми и их проблемами. Они всегда знают, как надо кому-то поступить, что купить, сказать или сделать.  Они раздают советы направо и налево. Они ввязываются в различные ситуации, не осознования, что им это не нужно. Они взваливают на себя неподъемный груз ответственности. Они всегда знают, что чувствует другой человек, думает или говорит. Созависимые всегда знают, что нужно делать алкоголику или наркоману.

И тем самым созависимые, которые хорошо и проникновенно знают других, совершенно не знают и не видят себя. Они не знают, что они чувствуют, не знают что им нужно, не понимают, что они хотят.

Они никогда не уверены в своих мыслях. Им постоянно нужен совет или одобрение какого-то человека. И они не понимают, что им делать, чтобы разрешить свои проблемы. На самом деле, они не думают, что у них есть какие-то собственные проблемы, они считают, что  их проблемы это зависимый родственник алкоголик или наркоман. И как только он прекратит употреблять алкоголь или наркотик, жизнь их наладится. Но в этом их самое большое заблуждение.

Я создала эту группу, когда сама узнала, что я  созависимая. В мае 2014 года я пришла на терапию к  своему психотерапевту. Пришла, потому что это требование программы, в которой я училась. В тот период был сложный жизненный этап у меня  и понимание, что самостоятельно больше не могу с происходящим  вокруг. Я,  думала о том, как было бы здорово, закрыть глаза и в следующий раз, когда их открою,  быть уже не в этой жизни.

Сейчас понимаю, что созависимость у меня сформировалась еще в раннем детстве. Авторы книги «Освобождения из ловушки созависимости» Берри К. и Дженей Б. Уайнхолд, подробно описывают, в каком возрасте, как и почему формируется созависимость.

Отрывок из книги: «Причины созависимости у взрослых людей.

С самого рождения до двух лет у ребенка завершается ряд задач его развития. Самой главной психологической задачей развития в период с рождения до двух лет является задача формирования безопасной привязанности между матерью и ребенком.

Если безопасная привязанность сформировалась, то ребенок чувствует себя в достаточной безопасности, чтобы заняться исследованием внешнего мира и в возрасте  с трех лет, начинается период первого психологического отделения от матери. В психологии этот процесс называют вторым, т.е. психологическим рождением.

Психологическое рождение ребенка после трех лет является важным этапом в жизни каждого человека. Ребенок научается быть психологически независимым от матери. Важным навыком, считается то, что у ребенка в этой стадии развития, формируется умение полагаться на самого себя и свою внутреннюю силу. Он начинает заявлять о себе, а не ждет, что кто-то другой будет регулировать его поведение и желания. Формируется и развивается ощущение собственного «Я». Собственное «Я» способствует развитию ответственности за свои действия и поступки, ребенок начинает взаимодействовать, делится своими чувствами, выражает их словами, контактирует со своей агрессией и учится ее сдерживать, адекватно относиться к авторитету других людей, может справиться с тревогой и страхом. Если стадия сепарации (психологическое отделение от матери) не завершается до конца, человек становится психологически зависимым от матери и других людей. Не имеет своего четко ощущаемого «Я», которое выделяет его среди других людей.

Созависимость у взрослых людей возникает, когда два психологически зависимых человека устанавливают взаимоотношения друг с другом.

Это взаимоотношения, в которых каждый взрослый человек вносит в отношения то, что необходимо ему для создания психологически завершенной, независимой личности.

Возникает тенденция слитых отношений, так как ни один из них, не способен чувствовать и действовать независимо от другого, и они держатся друг за друга. В таких отношениях у каждого внимание сосредотачивается не на самом себе, а на личности другого. Взаимоотношения, сосредоточенные на другом человеке не бывают прочными, в связи с тем, что есть ожидание, что может случиться. Эти люди пытаются устанавливать контроль друг над другом, обвиняют друг друга в своих проблемах, надеясь, что другой человек будет вести себя только так, как хочет его партнер. У этих людей фокус внимания всегда находится не внутри, а вовне, они не могут сосредоточить свое внимание на своем саморазвитии и своих внутренних ощущениях».

В первую нашу встречу, мой терапевт сказал, что мне обязательно надо посещать группу и работать в первую очередь с созависимостью. В Твери я не нашла никакой информации, что есть группа Анонимных созависимых, ездить в Москву, один раз в неделю физически была не в состоянии. Родилось решение открыть группу Анонимных созависимых в Твери. Так как посещение группы предполагалось бесплатно, первое время меня поддержали в центре «Семья» при Министерстве Социальной защиты Тверской области, но так как на встречи группы приходили всего несколько человек, тогда руководством центра было принято решение ее закрыть. Осенью 2014 года, мы отделились и переехали в другой офис. Были спонсоры, желающие нам, но все сложилось удачно, появилось  помещение на ул. Московской дом 80, где мы и собираемся. Нас не смущало, сколько человек приходит на группу, мы продолжали встречаться. Иногда приходили новенькие, на одну - две встречи. Возможно, кто-то думал, что это секта, возможно, не верили, что это поможет справиться с созависимым поведением. МЫ не секта, работаем по программе CODA, строго соблюдая регламент, инструкции, правила и время.

Полтора года глубокой работы над собой в группе, изучение литературы про созависимость, работа с терапевтом, повышение квалификации. Я отслеживала каждое свое действие и слово. Постоянно наблюдала за собой, контролируя поведение. И вот, спустя время  появился результат от проделанной, огромной работы. Чудеса стали происходить.  Я стала чувствовать себя более спокойно и уверенно. Я становилась все более независимой личностью. Появилась самостоятельность, начал пробуждаться здоровый эгоизм и на первое место встало все, что связано было со мной, моим Я, моей жизнью.

Начала распознавать чувства, ушел страх выражать их кому-то. Я понимала, что например я злюсь, когда ко мне приставали с советами, или нарушали как-то мои психологические границы, я стала спокойно останавливать людей и говорить им, что меня это злит. Потихоньку училась делать что-то для себя, маленькие подарки, уделять себе внимание, появились желания. Прекратила лезть к другим людям со своими советами, помощью и заботой о которых меня не просили. Поставила себе цели и двигалась к ним.

Много всего происходило, иногда вера в собственные силы покидала меня, а потом возвращалась, а с нею возвращалась уверенность, я чувствовала поддержку Бога, чувствовала что получится. Работа над третьим шагом помогла  мне довериться Высшей силе. Это было достаточно сложно, так созависимый человек старается все контролировать, и шаг вправо – шаг влево расстрел, а тут приходилось ослаблять контроль и доверять самостоятельному течению процесса.

 Я заново училась жить, жить не для кого-то, а для себя и продолжаю это делать до сих пор. Этот процесс не быстрый, особенно, когда смысл всей моей жизни  были мои родные и их благополучие. Мне часто задают вопрос, а может это эгоизм? Нет, «эгоизм – это не когда «Я» живу, как «Я» хочу, а когда «Я» хочу, чтобы кто-то жил как «Я» хочу».

Эмоциональная созависимость отвратительная «штука». Эмоции зашкаливают, кидает из одного полюса в другой. Постоянный  конфликт с собой. Делая в квартире ремонт, я столкнулась с тем, что не могу даже выбрать цвет обоев, плитки, полов. Не понимала, нравится ли мне то, что я создаю для себя. 10 лет назад, когда делала ремонт в коттедже, в котором мы жили всей семьей, ни разу не усомнилась в своем выборе, все было гармонично, интерьер мне нравился  спустя время. Когда я думала, что могло измениться за это время, что у меня сложности в выборе, был один ответ, тогда я делала ремонт не для себя, а для своей семьи. Созависимому человеку свойственно делать для кого-то. Эти люди очень эффективно работают по найму на «руководителя», и добиваются больших результатов.

Представить себе, что жить нужно только для себя и ради себя, я не могла себе позволить даже думать об этом. Для себя жить нельзя, жить нужно только для кого-то. Но со временем непосильный груз, который на себя взваливает созависимый человек, разрушает его. Я считала, что нормально нести материальную ответственность за всех в доме, делать самой все домашние дела, работать одной в саду. Для меня это было нормой. Если не я, то кто? Да и как это, сказать близким, что о себе им пора бы начать заботиться самим?

 Моя созависимоть проявлялась еще и в том, что я не могла никому отказать в помощи или заботе. Чаще конечно сама предлагала свои услуги, помощь, поддержку, могла подвезти человека, куда ему надо, даже если это мне совсем не по пути и на это у меня могло уйти час времени. Считала, что такая мелочь, если после мероприятия поеду в другой район города подвезти кого-нибудь, или то, что мне приходится ждать кого-то для того, чтобы подвезти, так как я согласилась или даже сама предложила  позаботиться о нем.  Мне было неудобно менять обещания. Я не понимала, зачем мне это надо, просто делала, а потом злилась на себя и того человека, что не только не смогла отказать, так сама же и  предложила. Переполняющие чувства  рвали на кусочки внутри меня, было постоянно ощущение, что я живу как-то не так, постоянное раздражение на себя, неудовлетворение. Эта агрессия копилась, а я сливала ее на своих близких, сотрудников, но больше на себя.

Первый шаг в группе созависимых мы проходили август-сентябрь 2014 года, но признать свое бессилие в части поступков и поведения других людей, у меня получилось только год спустя. Продолжая работать надо собой, я постепенно начинала понимать, что я не могу изменить другого человека. Я могу изменить только себя. Я начала снисходительно относиться к своей потребности заботиться о другом человеке. Я постепенно меняла свое поведение, отслеживала свои поступки, и если все-таки созависимость проявлялась, и я опять вляпывалась в чьи-то дела, с глубоким состраданием и терпением относилась к себе. Принимала свои страхи и неуверенность. И когда пришло признание своего бессилия, произошло внутреннее освобождение. Постоянный контроль над своими действиями и словами, было самым важным, для того, чтобы не ввязаться в ненужные мне, чьи-то дела. Но позже, мне пришло понимание, что свое обещание я всегда могу забрать обратно, и мне не обязательно выполнять его. Когда осознала, что  не могу быстро принять решение и ответить «НЕТ»,  нашла для себя способ, и говорила: «Мне надо подумать». Это давало время, чтобы разобраться со своими чувствами и желаниями. Задавала себе вопросы: «А ты хочешь это делать? Тебе хочется участвовать в  этом мероприятии? Тебе нужно это? Не помешает ли это твоим планам?» и т.д. Эти вопросы помогали мне лучше почувствовать себя, и разобраться хочу я или не хочу это делать. Иногда просьбы, с которыми обращались ко мне люди, доходили до маразма. Например, я могла весь день проходить с подругой по магазинам и выбирать ей нужные  вещи. Или, мне мог позвонить человек и попросить отвезти его в другой город, и я могла подорваться и поехать. Или, например, я четко знала кому из моих близких, что хочется, и покупала это. А где была я? Я мне же ничего не надо. Когда меня спрашивали, что мне подарить, я отвечала: «мне ничего не надо, у меня все есть». Да я и не могла знать, что мне надо. У меня не было никаких желаний, кроме одного, чтоб меня оставили в покое. Тогда я не понимала, что оставить в покое надо самой себя.

Через какое-то время научилась не оправдываться и не объяснять, почему не сделаю что-то, когда меня просили, а просто говорить «нет, у меня другие планы». Наконец вернулось право, на свои желания, мнение, действия, чувства и эмоции. Больше не требовалось никому объяснять «почему НЕТ», страх обидеть кого-то у меня исчез. Научиться, не объяснять и не оправдываться мне помогла моя внучка. Когда я ей задавала вопрос «почему?», она всегда отвечала мне одним словом «потому что!». Это был самый исчерпывающий ответ, вопросов больше не было. Всегда, когда мне надо было поступить, как мне хотелось, ответ был: «потому что!».

В группе соблюдаются правила работы http://anymis.ru/index.php/news/422-pravila-raboti-gruppi-anonimnie-sozavisimie. Это помогает учиться, не лезть к другим людям со своими советами и помощью. Прекратить способствовать другим людям, чтобы они  не втягивали в свои проблемы,  не слушать жалобы, делиться своими бедами, не просто. Созависимость, не так уж проста, она не собиралась сдавать свои позиции, и каждый раз  пыталась, и до сих пор пытается прорваться наружу  и влезть во что-нибудь, навязать кому-нибудь свою помощь, заботу, поддержку, совет. Она не дает мне шансов ослабить  бдительность. Постоянное нахождение в моменте «здесь и сейчас», отслеживать свои словами и действия. Я не оставляю ей шанса управлять мною и моей жизнью.  И это не какая-то моя личная особенность или качество, вся эта трансформация происходит постепенно и развивается в процессе работы в группе Анонимных созависимых. Соблюдая  правила работы во время встреч группы, через какое-то время замечаешь, что соблюдаешь эти правило в реальной жизни.

Еще я перестала обманывать. Перестала бояться говорить о своих чувствах и потребностях. Я прекратила взваливать на себя чужую ответственность. Я стала обращаться за помощью к другим людям. Я не думаю, что излечилась от своей созависимости на 100%. Работы еще предстоит много. Но самое главное, что начало уже положено и уже приносит  результаты. А самый главный результат – это то, что я чувствую себя, наконец, более целостной, спокойной и радостной! 

Мой опыт трансформации после прохождения тренинга «Ребефинг. Перепроживая свое рождение».

Мой опыт трансформации после прохождения тренинга «Ребефинг. Перепроживая свое рождение».  Ребефинг - переводится РОЖДЕНИЕ, не путайте тренинги с дыхательными практиками! Хочу сразу отметить, что это был обучающий семинар-тренинг для психотерапевтов. Тренинг длился 4 дня, была теория и практика одновременно. И каждый день нас не только обучали работать с темой рождения, но так же работа шла с каждым из нас, мы вся группа «заново родились». Работа в биосинтетическом подходе очень мягкая. В Биосинтезе говорят: главное задача тренинга не прожить травматичный опыт повторно, а получить новый позитивный опыт от повторного рождения, для того, чтобы перезаписать имеющийся первый опыт в теле. Происходит разные событие в жизни человека, нервная система тестирует его и дает ему оценку «хорошо» или «плохо». Эта оценка сохраняется в подсознание. Период зачатия, беременности, родов и первая встреча в мире считается первым опыт, который тестировала нервная система. Так как нервная система человека ленивая, она не тестирует происходящие события, она накладывает имеющийся шаблон. Если оценка была «плохо», то тогда на все события в жизни человека, нервная система, накладывает  шаблон «плохо». Поэтому, часто мы не можем понять, почему у нас низкая самооценка, мы неуверенные в себе, наша реакция непредсказуема, а мы не доверяем людям-миру, у нас выплескиваются эмоции, нас сковывает страх или мы задыхаемся от гнева, хотя нет для этого никаких предпосылок.

Моя мама хотела сделать аборт, когда неожиданно забеременела мною. Она ходила три раза. В первый раз, когда она пришла, ее отправили сдать анализы, во второй ее приход не было врача, а в третий ей не взялись делать аборт, так как был большой срок. Вот так, незапланированно я все-таки родилась. Я помню, что когда мне было шесть или семь лет, мы ходили на парад Первого мая, раньше были демонстрации, на шествие которых собирались все жители. И после парада мы зашли в гости к какой-то маминой подруге. И женщины смотрели на меня и говорили, какая красивая девочка. А мама, тогда смеясь, рассказала об этом: «Вы представляете, я чуть не сделала аборт..».

Первые два дня работы на тренинге был посвящен периоду от зачатия до 24 недель беременности. У меня поднималось много страхов и негативных переживаний, я даже не могла осознать (с момента зачатия до полутора лет у ребенка работает только эмоциональная память,  мы все запоминаем в ощущениях и чувствах, а осознать событие не можем, вспоминаются только ощущения и чувства), что со мной происходит. Моя коллега «терапевт» работала очень мягко и меня все время спрашивала, какая у меня реакция, это больше хорошо или плохо для меня. Я наблюдала за ощущениями и чувствами, и находила то, что мне наверно это чуть больше хорошо, чем плохо. На третий день семинара,  утром, когда я вышла из дому и села в машину, я с удивлением обнаружила, что вокруг все изменилось. Я сидела в машине, смотрела на московскую улицу, небо, проезжающие машины и людей, которые проходили мимо, я не могла понять, что произошло. Но все было другим. Я чувствовала, изменения, но никак не могла поймать, что изменилось. Тогда я задала себе вопрос, это больше плохо или больше хорошо, и с удивлением обнаружила, что это больше хорошо, что мир вокруг меня стал мягче и доброжелательнее, и он мне рад. Это ощущение не прошло, оно за собой понесло массу изменений дальше. За шесть месяцев, что бы ни происходило в моей жизни, и каких людей бы не встречала, все переместилось в «больше хорошо». Люди стали встречаться добрые и отзывчивые. С какой бы я просьбой не обращалась, мне обязательно помогают. Я не встречаю больше агрессии и хамства. А еще, через некоторое время, я поняла, как я скучаю по своей маме, и как мне ее не хватает, и как сильно я ее люблю. Пока она было жива, у нас много с ней было конфликтов и недопонимании. После ее ухода в 2012 году, я ходила как замороженная. Я не понимала, что со мной. И после этого тренинга все мои чувства как будто прорвало, они вылились наружу. Раньше я думала, что боль потери можно отработать в психотерапии, теперь понимаю, что любовь к ней, боль и горе от ухода, никогда не уйдет из моего сердца.

«Заново рождались» мы в последний день. Это было очень интересно и волнительно. Я пережила очень приятные и радостные ощущения. Я не верила, что так просто может все случиться, что это не будет для меня болезненно. Но процесс начался сам по себе и когда «я родилась» я лежала в объятиях моей коллеги и наслаждалась от полученного удовольствия.

Когда я рождалась 45 лет назад, у мамы были стремительные роды, я родилась за час. В роддом ее отвезли, прям с экзамена института.

Это отложило отпечаток на моем поведении в жизни. Я никогда не могла приехать во время куда-либо, всегда, когда я куда-то собиралась, у меня был провал по времени и находились какие-то срочные дела, а потом я выскакивала из дому в самую последнюю минуту и неслась «сломя голову». Это приносило мне кучу неприятностей, переживаний и стрессов. И это тоже изменилось. Прекратились провалы по времени, теперь я спокойно собираюсь и выхожу из дому, правильно рассчитывая время на дорогу. Никуда больше не спешу и не опаздываю, приезжаю или прихожу за 5-10 минут до назначенного времени. Больше не «лечу» и не испытываю стресс.

Как проходила беременность, как мама носила в животике, насколько желанен был ребенок, насколько мама была готова к рождению ребенка, как проходили роды, как человек рождался, это очень важные аспекты в жизни человека. Роды являются очень сильным импринтом во взаимодействии человека с миром. Как человек встретился с миром, как мир его принял, это первое восприятие мира. Если человек рождался быстро, то его действия будут быстрыми, и он будет быстрым. Если он рождался долго, то его взаимодействие будет долгим всегда, принятие решений, действия, даже движения. Если во время родов велась стимуляция или ребенка тащили щипцами, то для этого человека нужен - пинок, тогда он не может самостоятельно сделать шаг и не понимает что ему нужно сделать. Если, наоборот, во время родов останавливали родовую деятельность, то потом он может хотеть что-то сделать, но сделать ничего не может, ему что-то мешает и он не понимает что ему мешает, такое ощущение как будто его что-то не пускает. Кесарево – есть плановое, есть неплановое. Если плановое кесарево, то у человека в жизни все получается легко. А если ребенок начал проходить через родовые пути и где-то он застрял, а потом произошел прорыв и он родился, он точно так же взаимодействует в  жизни, ему тяжело-тяжело, а потом раз и прорыв. Если перенашивали ребенка – он не хотел рождаться в этот мир, ему там было хорошо, как правило, это неготовность сделать шаг, принять какое-то решение. И тогда человек в своей жизни создает такую ситуацию, когда его постоянно подталкивают.

Так как меня интересовал вопрос, что происходит, когда ребенка не хотят, но он все равно рождается. Я спросила об этом ведущую Лили Анагностопулу (Греция), тренера по Биосинтезу. И она ответила: «Что бывает по разному. Бывает когда сама мама, передумывает и решает оставить ребенка, бывает, когда кто-то из родственников ее убеждают. Тогда для человека все складывается гораздо лучше. А бывает когда у ребенка очень большое желание жить и огромная сила воли, или вмешиваются высшие силы, и он вопреки всему рождается». Вот я вопреки всему и родилась.

Сначала после тренинга думала, что это высшие силы вмешались, и я родилась. Но сразу же после тренинга на следующий день 1 сентября, я поехала за грибами в Пушкино Калининского района. И когда я ехала обратно на машине, на мою полосу движения выскочила встречная машина, она ехала навстречу мне, прям «лоб в лоб». У меня было очень интересное переживание, в этот момент мое восприятие все замедлилось. Я смотрела на дорогу и видела, как у машины сначала одно колесо пересекло разделительную полосу, потом оно выехало на мою полосу, потом половина машины и она вся уже ехала мне навстречу. Это длилось доли секунды, мы оба двигались  со скорость не менее 100 км в час. Но тогда для меня время растянулось, и я казалось, что это длилось минут 5 не меньше.

Я среагировала, я медленно притормозила и ушла вправо на обочину. На обочине был песок, шел дождь, я очень удивилась, как мастерски я ушла от столкновения, машину не кинуло, и она не перевернулась в кювет. Я справилась с управлением. У меня всегда перед глазами была картинка, много лет, я видела, что погибаю в автокатастрофе при столкновении автомобилей лоб в лоб. Проехав по обочине метров 100, я остановилась, и подумала что мое «перерождение» и это событие связаны между собой. Что возможно, тогда 1 сентября 2014 года я должна была погибнуть, но работа на семинаре, внесла большие коррективы в мою жизнь.  А когда прошел шок, я поняла, что это я очень хотела жить. Хотя может не без поддержки свыше.

С уважением и благодарностью Елена Салиева.

О тренинге можно почитать здесь 

Записаться на тренинг

Жизнь и смерть

Жизнь и смерть…

Мы живем, занимаемся различными делами, работаем, ругаемся, общаемся, грустим, радуемся или страдаем.  Жизнь идет, а с нею смерть всегда рядом. Я захотела написать на эту тему свои переживания, захотелось поделиться. События за последние несколько недель, меня опять вернули к мыслям о том, что конец есть и он близко. Мы не можем знать, где и когда закончатся наши планы, наши конфликты и наши радости. Нам кажется, что это неожиданно. Но я почему-то думаю, что это просто жизнь, она есть, она идет, а потом она заканчивается. И у каждого заканчивается по-своему и в свое время.

В начале февраля в фейсбуке наткнулась на сообщения, что погиб тренер по йоге Максим Васильев из Москвы, ему было 46 лет. Это случилось неожиданно. Потом наткнулась на сообщение, что у моего коллеги из Москвы, жену, на следующий день, как она прилетела с дочками в Таиланд отдохнуть, сбил скутер, женщина была в тяжелом состояние, какое-то время, она жива и поправляется, дай Бог ей поправиться и восстановиться. А за день до этого он написал, как они все рады, одни на отдыхе, он дома. Они даже предположить не могли, что вот так вдруг, неожиданно, ее жизнь будет висеть на волоске.

Первый раз я столкнулась со смертью в 2012 году, когда моей подруге Гале Войтовой поставили диагноз рак щитовидной железы, ее оперировали, все это было тяжело, но в начале все было благополучно, а через год, поставили второй диагноз «рак молочной железы». Она ушла через год. Этот год был жутко мучительным для всех, и для ее родных и для ее близких друзей. Ей было 33 года, молодая, красивая, замечательнейший человек. Почему? До ее ухода я ее видела месяцев за 7-8. Я не смогла приехать к ней и повидать ее. Пообщаться. Мне было страшно увидеть картинку смерти.

А к концу 2012 года стали уходить уже мои родные люди. Первая уходила моя тетя, мамина сестра. Мне было даже страшно подумать о том, что вот она, смерть пришла в мой дом. Я помню, как я сидела в панике и думала, вот она умерла, и что теперь делать. Куда идти? С кем разговаривать? Как дальше вообще быть?

Потом моя мама. Она уходила 7 месяцев. В день ее смерти я поняла, что подготовиться к смерти родных и близких людей невозможно, сколько бы времени ты к этому не готовился. У меня все эти месяцы была надежда, что она встанет и все будет по-прежнему. Но отрицательная динамика говорила о другом, а я каждый день с замиранием сердца открывала дверь ее комнату. Я боялась, что открою, а она уже мертва. Она умирала, когда я была дома. Я была в жуткой панике, которая полностью мной  овладела. Я не могла находиться рядом с ней, я постоянно бегала по дому и пила успокоительные. Мне было очень страшно. Страшно, что вот-вот все закончится, а что же потом?

Когда я думаю об этом сейчас, я понимаю, что страшно мне было тогда за себя. Я была не готова взять ответственность за свою жизнь в свои руки. Пока есть мама, всегда знаешь, что тебе есть к кому прийти спросить или пожаловаться. И использовать ее опыт жизни. Не самой пробовать, а прийти и спросить, а что делать. Когда уходила мама, мне кажется, что я была в возрасте лет 6-10, такая у меня была паника. Я не могла справиться с чувствами, которые испытывала. Только маленький ребенок не может справляться с чувствами, и он их зажимает, прячет, вытесняет, только чтобы не чувствовать, потому что кажется, что ты тогда не выживешь. Я только через два года реально пережила ту боль которую испытывала в тот момент.

Потом мой близкий друг в 2013 году ушел. У него тоже была онкология. Диагноз был поставлен за три года до его ухода. Я постоянно с ним общалась и ездила к нему в Москву, видела, как он мучается. Я приходила к нему в больницу и не могла сказать ни слова. Я не знала, что говорить. Я смотрела на его страдания с ужасом. В 2014 году ушла молодая женщина, которой было 36 лет, я с ней проходила несколько тренингов. И осенью 2013 года, когда я заезжала к ним в гости, тогда она сказала, что нужно срочно лечиться, так как болезнь начала прогрессировать. Я смотрела на нее, слушала, смотрела на своего друга, и мне хотелось только одного, убежать, убежать от них, людей, которые олицетворяют собой смерть, то что конец есть, мы не вечные, мы не можем отменить старость и болезнь.

А теперь уходит папа. Все началось неожиданно. Конечно, понимание всегда было, что он уже  в пожилом возрасте, и в любой момент, может, что-то произойти, но об этом мне не хотелось думать. Я ждала и одновременно боялась звонка от него. И это произошло. Я сидела в больнице рядом с кроватью и слушала его дыхание, как оно замирало. Когда он прекращал дышать, я считала свои вдохи: один, два, три, четыре, пять. И на мой пятый вдох он начинал дышать опять, а потом несколько вдохов и опять пауза. Я сидела, слушала, смотрела на него и в тот момент я поняла, что я повзрослела. Я в состояние встретиться со своими чувствами. Страха больше нет. Нет страха, что будет потом, а как же я. Есть много разных чувств от гнева, ярости и злости, боли и грусти, до сопереживания и сострадания. Они приходят, и я погружаюсь в них, потом они затихают, и я делаю дела и работу.  В этот раз я не бегала по больнице и не старалась себя занять чем-то. Я понимала, что я не могу отменить его смерть, если она пришла и стоит на пороге сейчас, то с ней мне все равно придется встретиться. Я стараюсь, я не паникую, я держусь и проживаю любое чувство, которое поднимается. Я стараюсь не убегать. Сейчас мне хотелось бы больше времени проводить в том, чтобы чувствовать, думать, вспоминать и ощущать.

Я думаю о том, что как много разных событий происходит в нашей жизни. Я думаю о том, что я встречалась и расставалась с разными людьми. Я злилась и обижалась на них. Я носила в себе обиды многие годы и не прощала. Я вычеркивала их из своей жизни, тем самым вычеркивая жизнь. Я все время находилась в погоне за деньгами, за лучшими отношениями, за счастьем. Я жила в иллюзии, что завтра будет лучше, и это лучшее я обязательно встречу. Я никогда не задумывалась, что завтра то может и не быть. Что завтра может быть по-разному. Может быть, как у моих друзей онкология, а может быть как у Максима – моментальная смерть, а еще может быть как у жены коллеги. Завтра может быть что угодно, а может и не быть. Сколько раз мне нужно было увидеть смерть и прикоснуться к ней, чтобы вдруг вернуться в этот момент, в реальность жизни. Что она вот есть, и вдруг ее уже больше нет.

Сейчас, находясь на пороге очередной потери, мне больно и грустно от понимания того, что почти всю свою жизнь я провела где-то очень далеко от реальности, в своих грезах и иллюзиях. Я отрицала смерть и отрицала потери. Я помню, какой сильный страх испытывала, когда думала, что мне придется хоронить своих родителей. Эта мысль была самой страшной для меня.

Но сейчас я понимаю, что смерть страшила меня тогда, когда я боялась быть в контакте с собой и со своими чувствами. Когда я могу горевать и горюю, то места страху нет, есть горе и я его проживаю.

Как-то такую грустную свою статью я хочу закончить немного на позитиве. В нашей жизни самое главное – это жить. Проживать каждое мгновение. Каждое мгновение быть в контакте с собой и со своими чувствами. Радоваться и наслаждаться, злиться и горевать, ругаться и мириться, обижаться и прощать. И общаться, общаться и общаться с любимыми людьми, потому, что завтра может уже не быть.

Почему нас обесценивают

.......

13-го проснулась не я, а какое-то бесформенное существо? разобранное на кусочки и полностью раздавленное. Я встала в 5 утра, настроение было полное дерьмо, хотелось куда-нибудь спрятаться от всего мира, свернувшись калачиком..

Что произошло за ночь? Что случилось? Еще в пятницу занимаясь делами в городе, пищала от счастья, радовалась жизни и наслаждалась, наслаждалась, наслаждалась.. На подъеме настроения  поехала к Олегу, чтобы поделиться с ним своим счастьем и поблагодарить его за непосредственное  в нем участие.

Встреча прошла очень хорошо, спокойно, без обвинений, мы еще не равнодушны друг к другу, когда встречаемся,  общаемся мило. У каждого своя дорога по жизни и делить больше нечего. Наконец  я потихоньку начинаю принимать  тот факт, что мы уже не вместе, и понемногу каждый день меленькими частями отпускаю его. Приходит осознание, что все, что произошло с нами, явилось следствием наших неуважительных поступков в отношение друг друга, а так же обесценивания нашей близости и чувств.

 В пятницу утром пришло осознание, что если у меня была настоящая любовь к нему, а у него была настоящая любовь ко мне, самая-самая настоящая, глубокая, преданная,  когда любишь, потому что просто любишь, наслаждаешься и радуешься каждым мигом общения, то обстоятельства в жизни сложатся так, что мы все равно когда-нибудь будем вместе.

Но может быть и нет! Возможно, он пришел в мою жизнь, только для того, чтобы изменить ее и меня. Два последних года, были самыми тяжелыми в моей жизни. Когда я вспоминаю это время, я удивляюсь внутренней силе, которая взялась ниоткуда, я не сломалась и их пережила. Наша встреча запустила большой механизм перемен в моей жизни, и изменила меня почти на клеточном уровне. Сейчас понимаю, что это был значимый человек в моей жизни, такой как мама, папа, бабушка и сын. Таких людей в своей жизни я встречала только троих. Искренне, я ему за это благодарна.

Встретившись с ним в пятницу, я выплеснула на него свое огромное чувство любви и благодарности с вербальным сопровождением. А дальше все сложилось по нашему отработанному сценарию общения за последние два года. Вечером началась переписка смс  и его последняя смска была со словами, которые он мне говорит эти ДВА! года: «Когда мы жили вместе, у нас с самого начала все было плохо и отношений между нами не было». Два года одно и то же, одни и те же слова, одни и те же смс. А я все продолжаю и продолжаю идти с ним на контакт, сильно переживаю все болезненные чувства снова и снова. Как будто это произошло не два года назад, а случается каждую неделю.

Я никак не могу понять, у меня никак не может все это уложиться в голове. Как такое может быть? Была маленькая счастливая жизнь. Почему было плохо?  Возможно, что только для меня,  наше общение, общие интересы, тренинги, занятия Тантрой, спонтанно-чувственный и страстный секс, общение с  друзьями (его), походы в гости к его маме, дружба с его сестрой, ежедневные прогулки по лесу, частые посиделки на берегу реки, медитации, чтение вслух книги, осенние вылазки на  берег  реки Медведицы для обеденного сна, две замечательные и такие разные собаки, поездки в баню, было маленькой счастливой жизнью. Возможно, это была только моя счастливая жизнь в течение восемнадцати месяцев! И слова – «у нас все было плохо», меня приводит в исступление, эти слова для меня как каток для асфальта, который каждый раз проезжает по мне, размазывая в бесформенную лужу чувств, соплей и слез….

Спустя сутки, я никак не могла понять, что же со мной происходит. Все повторяется из раза в раз, одно и то же, уже долгое время.  И уже столько раз я с этим работала, выводила из себя, плакала, орала, медитировала, занималась, работала с психотерапевтом. Но все равно повторяется, как только он в конце, каждого нашего контакта произносит эту единственную фразу, я вываливаюсь из своего ровного и гармоничного состояния. Я знаю, понимаю, чувствую, проживаю и вижу: «что все внешнее отражает наше внутреннее состояние». Но как объяснить себе, что это его мир, а не мой? Как это прочувствовать каждой клеточкой и принять? Как договориться с собой и отпустить?

И вдруг приходит понимание, что это обычное обесценивание с его стороны, обесценивание меня и наших с ним отношений. Для чего он это делает? Для чего ему нужно растоптать меня, мои чувства? Зачем обесценивать наши отношения? Ты ушел? – Иди. Я не держу. Я не прошу возвращаться и что-то менять. Я не обвиняю, я не ругаюсь, не оскорбляю, не вгоняю в чувство вины, не обесцениваю тебя и твое решение. Стараюсь никак своими переживаниями и процессами не беспокоить тебя. Мне иногда кажется, что продолжаю любить его и сострадать ему. Зачем же ему это надо? Тогда, два года назад, мне казалось, что он забрал с собой мою жизнь, его поступок «у меня выбил землю из-под ног». Я пережила сильный шок, сработал фактор неожиданности и уход самого дорогого человека из жизни – мамы. Потихоньку справляясь с этим, строю свою новую жизнь. А все равно он продолжает меня добивать? Зачем?

Зачем это мне? Почему мне нужно возвращаться и возвращаться к нему за порцией обесценивания и нырять в свои болезненные чувства?

Чувства гнев, ярость, злость клокотали во мне. Эта мощная волна готова была разнести все вокруг. А потом постепенно в течение утра начала выстраиваться цепочка событий из жизни, в которых меня обесценивали:  мама, папа, бабушка, сын, бывший муж, работодатели, друзья, знакомые, партнеры и т.д. Все отношения  у меня в жизни были только такие, в которых меня обесценивали. Я вдруг поняла, что я привыкла к тому, что меня постоянно обесценивают окружающие и считала этой нормой всех взаимоотношений. Я практически срослась с состоянием своей никчёмности, плохости, неуверенности. Я относилась к себе очень требовательно и за каждый свой поступок, действия, решения, неудачи и достижения - обесценивала себя..

Всю свою жизнь я даже предположить не могла, что являюсь бесценным даром в этой жизни. Почему же так происходит? Почему я позволяю это делать людям, которые идут со мной по жизни?

Дети не рождаются  с низкой самооценкой. Дети приходят в этот мир самодостаточными, уверенными в себе, свободными, импульсивными, активными и жизнерадостными. А семейная система ломает это в ребенке.  Еще в детстве, возможно, что длительное время во взрослом возрасте, я была заложницей манипуляций. Мои достижения отрицались, это результат того, что моя мама обладала какой-то собственной порушенностью и амбивалентной психикой. Всю жизнь она ко мне применяла разновидности психологического насилия. Я ждала и любила ее и одновременно знала, чем ее приход может закончиться. Я хотела ее любви и когда я ждала ее у окна я одновременно боялась, потому что, для того чтобы получить любовь мамы, нужно было быть очень хорошей. Так же происходило и с Олегом. Для того чтобы получить его любовь «я лезла из кожи вон». А это не возможно, потому что, какой бы я не была хорошей, этого всегда было не достаточно для того, чтобы меня любили. И что бы я ни делала, я все время была «говно», не сделала вдвойне «говно». Вся жизнь жуткое напряжение и сильный прессинг. То же самое происходило на работе, когда я работала финансовым, а потом генеральным директором.  

Мало кто догадывается, что это конкретное преступление против личности. Во Франции за это лишают родительских прав. Это не удушающая любовь, это не лишение самостоятельности, это реальное психологическое насилие, которое  стоит на одном на уровне эмоционального игнорирования и  манипулирования. Все эти разновидности эмоционального психологического давления описаны многими психологическими школами. Что касается обесценивания – это тоже насилие. Это называется «оценка» и «сравнение» - когда сравнивают с кем-то лучше, тогда я автоматически превращалась в «дерьмо», это прямое оскорбление. Это все вбивают в самооценку человека, сталкивают его в пропасть самобичевания, неуверенности, несостоятельности, унижения и самоуничтожения.

При столкновении с обесцениванием,  человек приобретает огромное количество негативных чувств, а выразить их невозможно, в  следствии хитрой схемы: «Я не могу злиться на маму, если я злюсь на нее и думаю об этом, то это может убить ее». Или: «Я виновата из-за того, что я на нее разозлилась». Это все капсулирует чувства. И только став взрослым можно начать опознавать это насилие. А оградить себя от этого насилия, возможно, только выстроив свои психологические границы.

Но выстраивая свои психологические границы, я, таким образом, лишаю себя пространства. Ведь я зачем то вела себя так, соответственно делала какие-то действия во всех отношениях. Я старалась быть лучшей и значимой для него (мамы), я хотела его (мамы) похвалы и любви. Выстраивая свои границы, я лишаю себя его (маминой) любви.

Я  догоняю и спасаю, я втягиваю человека в  эмоционально созависимые отношения, я хочу быть хорошей, я заявляю: «меня можно любить». Есть хорошая пословица: «Благими намерениями выстелена дорога в Ад». Я постоянно приглашаю всех и взаимодействую так чтоб быть хорошей. Хорошей мамой для сына, хорошей настоящей и бывшей женой, хорошей подругой, хорошей наемной работницей. Всегда есть что-то для меня, что постоянно стаскивает в отношения, в которых меня обесценивают. Мой гнев понятен, но хотелось бы все-таки разобраться, почему я это делаю и на кого на самом деле  направлен мой гнев, который я никак не могу выразить. Я постоянно приглашаю очередного человека: «Приходи! Сегодня будет созависимый цирк! Я позаботилась о тебе, я делаю, покупаю, привожу, зарабатываю, все для тебя! А он ответил, что это за «говно»? В очередной раз ситуация отъиграна  - я опять жертва. И эта игра «брось меня брось» продолжается снова и снова, встречи или смс, игнорирование и обесценивание. Как постараться не ввязываться в такие отношения? Как отслеживать эту внутреннюю потребность?

И вместо того, чтобы сказать себе, что все, у нас «финиш» - мы разъехались, я все время нахожусь в своем «цирке». Это не уходи вон,  потому что я была для тебя хорошей, а ты снова меня отверг. А это работа с выстраиванием  своих психологических границ. И для меня сложный этап, огромный список сформировавшихся паттернов поведения, которые приводили к нарушению моих границ другими людьми. Но самое главное и неожиданное, что  за все происходящее в моих отношениях с разными людьми, у меня всегда оставалось сильное чувство вины. Я винила в происходящем только себя, свои поступки, поведение и реакции. Я всегда поступкам других людей нахожу оправдание, я отождествляюсь с их решением, считаю, что все правильно, и вина за все происходящее лежит только на мне. И я поедаю себя этим чувством вины. Чувством вины я глубоко внутри себя капсулирую чувства злости, ярости и гнева. Но так как их очень тяжело долго сдерживать и достаточно малейшей провокации и тогда этот закапсулированный коктейль направляется на саму себя.

В этом поведении нет ничего рационального. И вместо того, чтобы жестко, как на суде бракоразводного процесса, спокойно проговорить: «Я не хочу жить с тобой, потому что есть объективные причины для этого, ты насиловал меня какое-то время, ты совершал действия, которые мне не нравились, я хочу и имею право на отдельное пространство». У меня это происходит бессознательно «я злюсь на тебя, и не могу тебе этого сказать, потому, что я боюсь тебя потерять». И тогда моя агрессия пассивная. Вроде я с тобой, и вроде не с тобой.

Достаточно сложно удерживать себя, чтобы не вовлекаться в созависимые отношения. Но это придется делать. Иначе все эти люди будут постоянно меня обесценивать и приглашать  «употреблять эмоционально-нетрезвое поведение». И тогда становится понятно, что происходит у меня в отношении Олега. Иногда я ничего не могу сделать с чувством, которое меня все время влечет к нему. Я находилась и нахожусь в зависимости от него. И поэтому до сих пор я не могла справиться с нашим расставанием. Почему раньше  с другими людьми я прекращала все контакты, если меня сильно обижали или травмировали? А его поступку, я нахожу оправдание и продолжаю контактировать?

Это похоже на стокгольмский синдром, когда жертва и насильник не могут друг без друга. Термин, стокгольмский синдром популярный в психологии и описывает защитно-бессознательную травматическую связь, взаимную или одностороннюю симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе захвата, похищения и/или применения (или угрозы применения) насилия. Бытовой стокгольмский синдром, возникающий в семейно-бытовых отношениях, является второй наиболее известной разновидностью стокгольмского синдрома. Возникает под воздействием сильного шока. 

Это постоянное взаимодействие,  которое дает мне возможность постоянно помещать свои чувства в отношения, отъигрывая и отъигрывая их. Это можно назвать постоянной ретравматизацией.  Травмы, которые я получила в детстве, которые были нанесены  мамой, папой, бабушкой и братом, еще не совсем открыты для меня и все это перемещается вместе со мной из отношений в отношения. И в отношениях с Олегом все это было отъигрыно. Все это было у меня с моей мамой с детства до последнего дня ее жизни.

Насколько я плохая и хорошая была для мамы, сколько раз в день это менялось, это не известно, но есть подозрения, что раз в час, что в принципе, происходило и с Олегом. И я, постоянно находилась в ситуации, когда меня заставляют глотать свою злость, я привыкла это делать за всю свою жизнь, я не научилась адекватно ее выражать. Я даже не могу ее выблевать из себя, так как подавлен рвотный рефлекс. А вырывается она наружу, когда «бутылка переполняется»  и сил удерживать это напряжение внутри,  у меня не хватает. И при какой-то малейшей провокации, я взрываюсь и выливаю ее на себя. Продолжая разрушать себя своей злостью, агрессией и гневом. Я как алкоголик, который разрушает себя алкоголем. У них также отсутствует рвотный рефлекс в отношениях с водкой. Алкоголики зависят от водки. А я завишу от отношений, в которых испытываю злость, агрессию, гнев, но отрицаю их. И взаимодействие с Олегом так и выглядит: «У меня «есть водка», человек, который вызывает чувства, меня эмоционально и психологически насилует - обесценивая, я чувствую злость и давлюсь ею. Становясь эмоционально нетрезвой». Точно так же как у любого алкоголика у меня бывают трезвые промежутки. Но через какое-то время опять наступает абстиненция и мне снова требуется повторить ретравматизацию, «снова выпить напиток обесценивания». И как алкоголик знает, что ему нельзя больше пить, я также знаю, что мне нельзя делать. И тогда я понимаю, что пора устанавливать или восстанавливать свои психологические границы.  Если совсем из контакта уйти не возможно, то взаимодействовать с жестко выстроенными границами.

Цитирую отрывок из книги «Дети и их границы личности»: «Граница – это линия, очерчивающая пределы чьей-то собственности. Психологические границы личности показывают, где кончается личное пространство одного человека и начинается личное пространство другого. Если человек знает, где проходят его границы, то ему ясно, что находится в его владениях - он сам. И тогда от человека можно требовать, чтоб он нес ответственность за свои чувства, мысли, ценности и поступки. Нам присуще искать виноватого, в наших бедах. Часто в семье ни один из супругов не желает брать на себя ответственность за происходящее. Строя отношения с человеком, мы должны четко определить, что мы друг от друга хотим. С детьми то же самое. Ребенку нужно знать, кто он, каковы его обязанности, и что им не является. Если ребенок знает, что мир требует, чтобы он отвечал за себя и свои поступки, он научится жить в соответствии с этими требованиями, он будет уважать свои границы и границы других людей, не продавливая их. При наличии здоровых границ у ребенка развивается: ясное ощущение, кто он такой; представление о том, за что он отвечает (и не отвечает); способность самостоятельно делать выбор; понимание, что если сделан правильный выбор, то все сложится хорошо, а если неправильный, то придется страдать; осознание, что истинная любовь основывается на свободе.

Сущность границ – самостоятельность, ответственность, владение собой и своей жизнью, свобода и любовь. Эти же качества являются основой полноценной духовной жизни. Если ребенку  объяснить что такое границы, то он захочет их создать. Дети быстро учатся построению границ, а вот взрослым людям их выстраивать достаточно сложно, потому, что детские чувства страха, гнева, боли, у нас, у взрослых сидят глубоко в подсознании и не осознано влияют на наши действия, поступки, слова и чувства.

Если выстроить психологические границы, то человек начнет жить жизнью, наполненной любовью, ответственностью, чистотой и благодатью, в согласии с собой и с Богом».

Психологические границы выстраиваются следующим образом. Я выбираю человека и отделяю его самого от его действия: «Когда ты делаешь это, а именно: повторяю действие, которое в отношении меня произведено – оскорбляешь, ведешь себя агрессивно, пытаешься меня ударить, когда ты обесцениваешь мои результаты. Это все насилие, эмоциональное насилие в отношении меня. Я тебе ничего не должна, мы с тобой уже расстались, а ты продолжаешь говорить мне, что я никто, я плохая, что наши отношения из-за меня были плохими, я плохо о тебе заботилась. Все что, ты делаешь - это психологическое эмоциональное насилие на грани с физическим. Все это вызывает у меня чувства: я злюсь, это приводит меня в ярость, почему я должна чувствовать себя «говном», собственную плохость, никчемность, неуверенность. Я не хочу это чувствовать, не гнев не собственную плохость. И я прошу тебя больше никогда этого не делать». И вторая часть в построении психологических границ очень важна – это санкция, как забор, которая обязательно должна быть озвучена: «Если ты сделаешь это еще раз, если будет еще хоть одна попытка эмоционального насилия, я оставляю за собой право ….. и санкция, которая является действенной для этого человека».

 

P.S. Все это было скрыто глубоко внутри меня. Я постепенно, по крупицам достаю из своего прошлого события, которые привели меня к моему настоящему - страданиям, которые я испытываю. Легко сказать, что это вопрос границ. Легко сказать, что это обесценивание. Такая изощренная установка сидела у меня внутри. Я находила много оправданий, объяснений, доводов. Но все это помогало на короткое время. А самое главное, оно хвостом тянулось за мной всю жизнь и мешало мне полноценно жить, чувствовать, радоваться и наслаждаться.

Я вышла замуж за своего сына

Как Я вышла замуж за своего сына

Часто встречаются в наше время много одиноких мамочек, которые всю свою жизнь и себя посвящают своему ребенку,  живут с ним вдвоем, не устраивая свою личную жизнь. И очень часто потом их дети не могут создать свою семью, повзрослеть, взять на себя ответственность, так и остаются маленькими детьми своих мамочек всю жизнь. Как то разговаривала с одной тридцатишестилетней женщиной, которая не выходила замуж, только потому, что боялась этим обидеть маму.

«Я вышла замуж за своего сына». Когда это произошло? Что случилось, что я приняла такое решение? Возможно, когда ему было еще несколько дней или несколько месяцев, а возможно это произошло позже, когда мы переехали жить в Тверь. Кроме него тогда в Твери, у меня не было никого близких. Он единственный кто поддерживал меня.

Каждую сессию психотерапии, мы с психотерапевтом, затрагиваем очень болезненные темы в моей жизни, начинаются глубокие процессы, и после  у меня происходит много осознаваний. Еще осенью 2014 года я как-то поняла, что нет виновников в том, с какими сложностями в жизни я сталкиваюсь. Я сама себе их создаю, а потом я разруливаю. На все уходит время, время растягивается  годами, и в момент осознания становится очень жалко этих прошедших лет. Моя личная жизнь тоже сложилась так только потому,  что это был только мой выбор.

Много обид, претензий и боли было во мне, когда меня предал любимый человек.  Идти в новые отношения, это значит, что опять столкнуться со всем этим букетом болезненных чувств. Это очень страшно было для меня. Опять пережить то, что я пережила.  Возникает вопрос доверия, могу ли я открыться и пойти навстречу к кому-то? Меня же могут опять предать. Я очень хотела, обрести такого партнера, который меня никогда не предаст, не бросит, не обидит и примет такой, какая я есть. И на не осознанном уровне у меня был такой партнер - это мой сын!!!

Сын родился, роды были тяжелые, нас выписали только через две недели, он простудился в роддоме, и практически сразу же нас положили в другую больницу. Борьба за его жизнь в течение первых четырех-пяти месяцев сама расставила приоритеты, и я поместила его на свой пьедестал. Он стал смыслом всей  моей жизни. Мой сын для меня был главным мужчиной. Других мужчины все только после него. После развода с его отцом, он сразу же занял почетное место рядом со мной в роли моего единственного близкого человека.

Конечно, мужчины встречались, были отношения. Но мужа, человека, с кем я пошла бы по жизни одной дорогой и делила все радости и горести, у меня никак не появлялось. Все отношения были поверхностные. Сейчас  понимаю, что мне не нужно было других,  со мной всегда  был мой любимый сын. Я жила для него, смысл жизни,  человек которому я дарила ласку, любовь, заботу, для кого зарабатывала деньги. Я была уверена, что он всегда будет рядом со мной, пойдет по жизни, мы с ним разделим все радости и горести, переживем все трудности вместе. Он всегда был и будет рядом. А что у него может начаться своя взрослая жизнь, я старалась об этом не думать. Все было хорошо и замечательно. Жить в  иллюзиях мне было удобно и комфортно.

Безумная любовь матери к ребенку, покалечить не только ее жизнь, но и жизнь своего ребенка. Многие мамы полностью отдают себя  своим детям и посвящают им жизнь. Способна ли такая мама увидеть в ребенке личность с его желаниями, потребностями, возможностями и потенциалом? Что ее ребенок - это свободная личность? Что он со временем будет строить свою личную жизнь и уйдет от нее? Ее задача не использовать ребенка как удовлетворение своих потребностей и реализацию своих несбывшихся  желаний. Что надо помочь ему раскрыть свой потенциал, стать индивидуальностью и  самодостаточной личностью. Но чаще нам сложно отделить свои материнские желания, от желаний ребенка.

Психологическая защита, которую я поставила, мною и управляла. Я считала, нормально, когда мама безумно любит своего ребенка, посвящает ему свою жизнь, считает его смыслом своей жизни. Я думала, что у меня есть он, который всю жизнь будет со мной и никогда не предаст, не бросит, не обидит.

Чем старше я становилась, я начала задумываться о том, что я отказалась о своей личной жизни ради своего ребенка. Такие отношения, которые у меня были с сыном, не выдержал бы на один мужчина, никто не смог бы быть рядом. Мужчина-муж мог быть только  сопровождающим и подпитывающим эту связь. Выбор расстаться, я всегда делала, когда видела, что он мужчина не относится к моему сыну так, как я этого хочу и представляю.

Прошло время, ребенок вырос, мне уже 45. У него семья. А у меня?

У нас была замечательная жизнь с ним. Мы были хорошими друзьями. Он всегда был моей поддержкой и опорой. Это был смысл всей моей жизни. И все мои успехи и достижения, отчасти были для него. У нас были выходные, которые мы проводили вместе. У нас были вечера, когда мы с ним общались по душам, когда делились  друг с  другом своими проблемами  и достижениями. Мы могли с ним валяться вместе, обниматься, наслаждаться нашей близостью и отношениями.

Вспоминаю,  что я никогда не играла с ним как с ребенком в детские игры. Я все время относилась к нему как к взрослой личности. Когда мы переехали с ним в Тверь, 18 лет назад, в аэропорту Москвы, он вдруг повзрослел и уже больше не был ребенком для меня. Я дала ему свободу самостоятельно принимать решения, чем заниматься, куда ходить, какую профессию выбрать, я принимала все его «взрослые» решение. Горько и тяжело сейчас это понимать. Грустно, что я навесила на сына фигуру партнера, ему было очень тяжело жить с таким грузом. Так как настоящей мамы, которая должна была быть, у него не было. А считала, что растила его в любви, на самом деле использовала в своих личных целях, в качестве лекарства от своего одиночества, которое выбрала сама. И мне грустно, от того, что я прожила в иллюзии много лет, когда винила других людей в своих неудачных попытках устроить личную жизнь, на самом деле виновник всего была только я.

И когда он женился, я оказалась одна и без сына, и без поддержки, и без опоры.. У него появилась другая женщина, с которой он проводил все свое время. А так как отсутствовали психологически здоровые отношения как мамы и сына,  появление другой женщины явилось причиной многих наших конфликтов, которые я и провоцировала.

Еще грустнее история – это  мои отношения с любимым человеком. Я на него перенесла отношения со своим сыном. Сын,  являлся единственным и  главным  мужчиной много лет. По-другому я не умела. И свою модель поведения я перенесла на своего мужчину. У меня сразу же началось отношение к нему как к своему ребенку.

Сын – муж; муж – сын, нет никакой разницы. С самого начала рядом с собой я видела не взрослого мужчину, реализовавшуюся личность, а человечка, которого нужно растить, воспитывать и учить. Я решала все: как мы будем отдыхать, куда поедем, что нам надо купить из мебели, какой дом построить, как сделать ремонт,  на какой тренинг ему  поехать, как часто менять рубашки, выбирала ему одежду, я решала, какая у него должна быть ручка, портфель и так далее.

Пока мы жили вместе, я чувствовала, что происходит, что-то неправильное, так не должно быть в отношениях  с партнером. Но какая-то непонятная сила, двигала мной, которая была сильнее меня и я ничего не могла  с собой поделать. Был  отработанный годами паттерн поведения, и я вела себя в соответствии со своим паттерном. Внешне  все хорошо, а в внутри конфликт. Выдержать такой сильной материнской заботы и любви было просто не возможно. Я вспоминаю свои чувства к сыну, и наши с ним отношения, все то же самое я чувствовала в отношении к своему мужчине.

Когда я вдруг поняла, что я натворила, что я «вышла замуж за своего сына», меня это осознание повергло в шок. Я все думала, что причина моих непостоянных отношений и почему они не складываются, кроется в моем детстве, а оказалось, что она лежала на поверхности в моей взрослой жизни.

Как много матерей не осознают, что они делают с собой и со своими детьми. Как часто сейчас встречаются мужчины, которым уже сорок и больше, но они одиноки и живут со своими мамочками. Как часто встречаются такие же одинокие, живущие с мамами женщины. Мамы выходят замуж за своих детей. Они идут по пути наименьшего сопротивления. Так проще. Ведь с  партнером, требуется  строить отношения, притираться, считаться, советоваться, учитывать мнение,  желание, иногда переступать через свои амбиции.  С партнером не все гладко и хорошо, бывает и больно.  С детьми проще. С ними не надо притираться, под них не надо подстраиваться. Им можно приказать, навязать, заставить выполнять то, что мы хотим. Не надо считаться с их желаниями,  для нас они обязаны выполнять только наши желания! Мы можем умаслить их конфетой, подарком, или поездкой куда-нибудь. Мы можем их любить, когда нам этого хочется, или когда нам это нужно. А если мы устали или у нас плохое настроение, то их можно и оттолкнуть, попросить или приказать не мешать, не тревожить, не шуметь.

Моя мама делала то же самое. Она всегда считала и говорила, что ей не нужен мужчина, потому что у нее есть я, и она будет жить со мной. Мысль о том, что мы с ней можем жить отдельно, она отвергала. Моя мама тоже вышла замуж за меня. Я хорошо помню, как моя мама была недовольна всеми мужчинами, которые встречались  в моей жизни. Она всегда говорила одни и те же слова «Он тебя не достоин». Я возмущалась, злилась, ругалась с ней, но изменить ничего не могла. Все мои попытки с ней разъехаться, приводили к возврату к ней.

Мы мамы сами калечим своих детей, своих мальчиков и девочек, делаем из маменькиных сынков и дочек - своими «мужьями-игрушками». Как грустно и больно от этих мыслей. И сами, к сожалению, деградируем как личности, потому, что, не имея здоровых отношений с равным партнером, мы не развиваемся. Не умение, выстраивать отношения, развивать их с взрослым мужчиной, приводит к опустошению  нашей женской части личности.

 

P.S. Процессы, которые начались несколько лет  назад, еще продолжаются, шаг за шагом я двигаюсь к здоровой психологической позиции в отношениях. С сыном мы пока находимся в сепарационном процессе, я надеюсь на скорейшее и благополучное завершение этого периода. Меняюсь я, меняется он, идут осознавания  и наши отношения меняются. Мы двигаемся к тому, чтобы их сохранить, выйти на новый уровень  взаимодействия двух любящих и близких людей. 

Авторский сайт Елены Салиевой

При поддержке FlorianWeb